АРХИТЕКТУРА

В последней четверти XVIII века Особняк на Волхонке входил в состав знаменитого Пречистенского дворца - временной резиденции императрицы Екатерины II в Москве. Поводом для ее приезда стало празднование мирного договора, заключенного с Османской империей 10 (21) июля 1774 года «в лагере при деревне Кючук-Кайнарджи». 

Пышные торжества по поводу окончания затяжной, но успешной Русско-турецкой войны (1768-1774), давшей, в том числе, право России иметь свой флот в проливах Босфор и Дарданеллы, должны были затмить тяжелые впечатления от военных потерь, страшной эпидемии чумы 1770-1772 гг., унесшей много жизней и связанного с этим чумного бунта, а также от ужасов пугачевского восстания - за две недели до приезда императрицы в Москве на Болотной площади был казнен Емельян Пугачев. 

По разным причинам императрица Екатерина не желала останавливаться в Кремле. В письме от 6 августа 1774 года Екатерина обращается с вопросом к М.М. Голицыну: 

"... нету ли дома каменного или деревянного в городе, в котором бы я уместилась и к двору принадлежности можно было бы располагать около дома... или же... не можно ли где ни на есть построить на скорую руку деревянное строение".

В ответ М.М. Голицын, разумеется, предложил свой дом. Место это казалось подходящим по целому ряду параметров: вблизи находилось еще три крупных усадьбы и большая незастроенная территория, рядом - Калымажный двор, где можно удобно разместить лошадей и экипажи. Сам дом располагался недалеко от Кремля, на улице Волхонка, тогда носившей название Пречистенка. Императрица охотно согласилась вместе со своим двором разместиться в доме князя Голицына, взятом для этого в наем Дворцовым ведомством. Кроме дома Голицына в аренду был взят и соседний дом Лопухина, располагавшегося неподалеку, в котором в это время жила мать князя Потемкина - фаворита императрицы. Что же касается Особняка – в то время принадлежавшего семейству Долгоруковых, то незадолго до этого дом был выкуплен по приказу императрицы, заранее задумавшей сделать щедрый подарок графу Петру Румянцеву, получившему после победы в Русско-турецкой войне «проименование» Задунайского. 

Выполнение проект дворца, названного впоследствии Пречистенским, было поручено молодому архитектору Матвею Казакову, для которого эта работа послужила началом блистательной карьеры. 

«Я приказала Измайлову купить на Пречистенке дом князя Долгорукого и и оный по конфирмованному от меня плану переделать".

- пишет императрица князю М.Н. Волконскому. Такой план был действительно разработан молодым Матвеем Казаковым, подписавшимся на нем в должности «заархитектор», то есть помощник архитектора, но из-за крайне коротких сроков строительства Пречистенского дворца реализовать намеченную переделку дома не удалось: на общем плане дворца, разработанном тем же автором, конфигурация плана дома Долгорукова сохраняется прежней.

Территория вокруг усадьбы М.М. Голицына требовала масштабной перестройки. М.Ф. Казаков сделать обмеры всех арендованных зданий и сделал несколько планов перестройки, два из которых попали на стол императрицы. Первый из них был отвергнут, а второй Екатерина утвердила после приезда с Санкт-Петербург самого М.Ф. Казакова. Строительство Пречистенского дворца должно было завершиться в экстренно короткие сроки, поэтому были привлечены к работе над дворцом и другие архитекторы Алексей Баранов, Моисей Медведев, Иван Морщинов, Иван Веттер, Василий Яковлев, Кристиан Розберг, и ученики: Николай Матвеев, Алексей Ходов и Родион Казаков, который впоследствии стал главным архитектором Экспедиции Кремлевского строения. «Сделанием и укреплением на главном деревянном строении стропил» занимался архитектор Карл Бланк и его помощник Василий Михайлов. Строительством дворца руководил начальник экспедиции кремлевского строения М.М. Измайлов, убранством – шталмейстер И.М. Морсошников.

Основная композиционная идея Пречистенского дворца, согласно проекту Матвея Казакова, сводилась к застройке дворового пространства между главными домами трех крупных усадебных комплексов прямоугольным объемом дворцового сооружения, выполненного полностью, вплоть до свайных фундаментов из дерева, декорированного роскошно, но на скорую руку для временного пребывания и устройства праздничных приемов: дощатые стены были обтянуты парусиной, окрашенной масляной краской, парадная лестница была обита красным сукном. Протекавшую повсеместно крышу чинили постоянно, по мере появления течи. Внутренние дворы Пречистенского дворца были вымощены каменною мостовой. Проживание императрицы и ее двора предполагалось в главных усадебных домах - каменных капитальных сооружениях: так в доме Голицына располагались покои самой императрицы, а в доме, купленном у Долгоруковых, покои наследника и будущего императора Павла I. Каменные постройки соединялись с новым дворцом и, соответственно, между собой, холодными деревянными переходами. В состав временного сооружения входили: большой тронный зал, опоясанный колоннадой, дворцовая церковь во имя Антония и Феодосия Печерских Чудотворцев, зал для приема иностранных министров, а также большой зал.

Строительство продолжалось лето и осень 1774 года, отделочные работы продолжались и в 1775 году. О внешнем и внутреннем облике дворца отчасти можно судить по сохранившемуся в ГНИМА им. Щусева чертежу продольного разреза главного деревянного здания - здесь располагались парадные двусветные залы для приема послов и проведения балов. В левой части чертежа изображен фрагмент главного фасада дома Долгорукова – это первый достоверный вид Особняка на период XVIII века, выполненный М. Казаковым на основе точных обмеров здания.

Сохранился также рисунок иконостаса дворцовой церкви во имя Антония и Феодосия, дающийФранцузский посланник Мари Даниель Буррэ де Корберон так описывал Пречистенский дворец: 


«Теперешний дворец, недавно выстроенный, представляет собою совокупность многих отдельных, деревянных и каменных домов, весьма искусно соединенных. Вход украшен колоннами; за прихожей следует большой зал, а за ним – другой, где Ее Величество принимает иностранных послов. Затем следует зал, еще больший, занимающий всю ширину здания и разделенный колоннами на две части: в одной – танцуют, в другой – играют в карты». представление о богатстве внутреннего убранства и об архитектурный вкусах эпохи.

Во дворце был предусмотрен тронный зал с высокими окнами и троном под сенью. Все помещения, включая церковь, были двухсветными.
Несмотря на все старания архитекторов, выстроенный дворец императрице не понравился: зимой в помещениях было холодно, а летом в открытые окна врывались запахи Колымажного двора. Императрица раздражалась от того, что в своем кабинете ей приходится сидеть между «тремя дверями и тремя окнами». Свое отношение к постройке Екатерина выразила в письме барону Ф. Гримму:

«Вы хотите иметь план моего дома? Я вам пришлю его, но нелегка штука опознаться в этом лабиринте. Я пробыла здесь два часа и не могла добиться того, чтобы безошибочно находить дверь своего кабинета, это торжество путаницы. В жизни я не видала столько дверей; я уж полдюжины велела уничтожить, и все-таки их вдвое более, чем требуется».

Неприязнь к своей основной резиденции выразилась в том, что часть лета императрица и двор провели в Коломенском. 

Во время пышных празднеств Екатерина осыпала милостями графа Петра Румянцева-Задунайского, отвоевавшего у турок Азов и часть Крыма: город Керчь и крепость Ени-Кале (остальной Крым был присоединён к России на 9 лет позже - в 1783 году) и обеспечившего России выход к Черному и Азовскому морям, к проливам Босфор и Дарданеллы. Кроме всего прочего, перед отъездом императрица пожаловала графу выкупленный с этой целью дом Долгоруковых и множество других подарков.
Несмотря на бытовые неудобства, Екатерина провела в Пречистенском дворце почти весь 1775-й год. Вскоре после отъезда Екатерины II дворец было решено разобрать, что, однако, было осуществлено только в 1779 г., когда семья Голицыных смогла вернуться в свой дом. Деревянное здание было перевезено на Воробьевы горы и поставлено на фундаментах старого Воробьевского дворца, построенного в XVI веке отцом Ивана Грозного - Василием Ивановичем.

Это был деревянный дворец на белокаменном фундаменте. Петр Великий приказал разбить за дворцом березовую рощу, но место это так и не стало местом частого посещения коронованных особ, ко второй половине XVIII века дворец пришел в упадок и деревянную конструкцию разобрали. К концу 1770-х годов подклет также пришел в ветхое состояние. В 1778 году начальник экспедиции Кремлевского строения М.М. Измайлов по делу о переносе Пречистенского дворца на Воробьевы горы» рапортовал:

«... ни один подрядчик не взялся за эту работу, и будет она стоить по архитекторской смете до 50 000 рублей».

На новом месте дворец был полностью собран в 1780-х годах под наблюдением архитекторов Матвея Казакова и его однофамильца Родиона Казакова. Интересно, что разобранные конструкции Пречистенского дворца не перевозились, а сплавлялись на баржах по Москве-реке. Они проделали путь от Пречистенского спуска, где у Ленивого торга была пристань до Воробьевых гор.
Эти вновь построенные части Пречистенского дворца получили название Нового Воробьевского дворца, в память о Старом, и были впервые отмечены на генеральном плане Москвы 1789 года. Из дворца на Волхонке сюда был перенесен тронный зал, в котором снова могли устраиваться приемы послов.
Перемещение дворца из центра Москвы в село Воробьево не вдохнуло в него новую жизнь: Екатерина ни разу не останавливалась в нем после перестройки. С 1796 по 1800 годы в нем временно находились классы архитектурной школы М.Ф.Казакова.

Cookie-файлы
Настройка cookie-файлов
Детальная информация о целях обработки данных и поставщиках, которые мы используем на наших сайтах
Аналитические Cookie-файлы Отключить все
Технические Cookie-файлы
Другие Cookie-файлы
Мы используем файлы Cookie для улучшения работы, персонализации и повышения удобства пользования нашим сайтом. Продолжая посещать сайт, вы соглашаетесь на использование нами файлов Cookie. Подробнее о нашей политике в отношении Cookie.
Настроить Принять все
Cookies